October 29th, 2013

Могла ли быть такая фальсификация в 1993 г.?

К 20-летию принятия российской Конституции, я пытаюсь найти ответы на вопрос о том, была ли она действительно принята. Напомню, что мнение сторонников версии о том, что явка на референдуме в декабре 1993 г. была менее 50%, базируется прежде всего на исследованиях А. Собянина и В. Суховольского, приведенных в книге "Демократия, ограниченная фальсификациями: Выборы и референдумы в России в 1991—1993 гг." Ее текст, правда, без иллюстраций есть тут. Мой первый пост об этом и второй. Это третья часть.

Еще одно следствие того, что Собянин и Суховольский не знали дальнейшую электоральную историю России (книга написана в 1995 г.), состоит в том, что они не знали как будут фальсифицироваться выборы в России. То есть на момент написания книги они не знали фальсификаций, которые будут на выборах 1996 г., и уж тем более того, что будет происходить на выборах в путинской России. То есть их аргумент состоит в том, что в разных местах принимали разное решение в пользу кого фальсифицировать. Оносновной выбор пал на ЛДПР. Собянин и Суховольский утверждают, что в других регионах были значительные фальсификации и в пользу АПР (очень сильные), и Женщин России и КПРФ и вообще чуть ли не всех, кроме Выбора России, у которых наоборот голоса отбирали и записывали в недействительные  То есть из-за того, что приписывали явку на референдуме по принятию Конституции, дописывали и миллионы голосов другим партиям, а у ВР одновременно почему-то убирали в пользу недействительных. Вот такой многомиллионый переток голосов. Этот поток был больше, чем на каких-либо еще фальсифицированных выборах в России. И сама прибавка явки почти на 9 пунктов больше, чем была даже на выборах в ГД 2011 г. Конечно, может быть фальсификаторы после этого разучились работать, но даже при меньшем объеме фальсификаций картина выглядела совсем иначе. Более того, даже фальсификации в пользу одного кандидата или одну партию от власти приводили к тому, что у них вообще были сумасшедшие цифры, как в республиках: и явка более 90% и более 90% за одного кандидата или партию. Тут же 9% пунктов прибавили так, что максимальная явка по субъектам федерации была 70,58% в Карачаево-Черкесии. Я приведу графики явки на думских выборах 2011 г. и на референдуме по Конституции. Сравните.
1993-turnout

Итак, утверждается, что на первом графике фальсификация явки была больше, чем на втором! При этом:

1. Разброс на первом от 40% до 70%, на втором от 45% до практически 100%.

2. При этом на первом графике отрицательная корреляция между явкой и голосованием за Конституцию, на втором положительная между явкой и голосованием за ЕР.

3. При этом само голосование за Конституцию (за или против) географически правильное, что не отрицают даже Собянин и Суховольский. Голосование же ЕР просто кишит аномалиями.

4. В 2011 г. фальсифицировали только за одну партию - партию власти. Все просто и понятно. А в 1993 г. одновременно с референдумом фальсифицировали и на думских, причем в пользу целого ряда партий прибавляли, а у Выбора России отбавляли! То есть перетекание голосов при этом было больше и в разных направлениях! А на референдуме за Конституцию при этом сохраняли правильные пропорции за и против Конституции.

Вывод: Собянин и Суховольский предлагают нам поверить, что фальсификаторы провели огромнейшую операцию по перетоку голосов в разных направлениях на думских выборах и одновременно на референдуме в подавляющем большинстве (если не во всех) субъектах федерации, и сделали они это гораздо менее заметно, чем фальсификаторы в 2011 г., когда фальсификации были лишь в одном направлении и далеко не во всех субъектах федерации. Вы можете себе представить эту операцию? Я бы в нее еще мог с трудом поверить, если бы не вся дальнейшая история фальсификаций выборов в России. Они фальсифицировались так топорно, что я никак не могу поверить в операцию такого масштаба и такой сложности в 1993 г. Более того, Собянин и Суховольский описывают истории полной бардака и некомпетености в ЦИКе того времени. Они путали округа и районы, скажем, перепутали Серовский избирательный округ и Серовский район Свердловской области и из-за этого у них цифры не сошлись. А на местах как правило еще были тогда относительно новые и слабые губернаторы, которые часто еще конфликтовали с местными властями, которые даже не все Ельцина и поддерживали. Это были времена анархии, неразберихи, центробежных тенденций.

Особо тут надо сказать о республиках. Большинство национальных республик голосовало против Конституции. А на апрельском референдуме 1993 г. большинство было против Ельцина.  Они даже не могли тогда нужный результат обеспечить. Да просто тогда выборы особо не фальсифицировались. Но Собянин и Суховольский нам предлагают поверить, что в республиках допустили голосование против Конституции, против Ельцина, но одновременно с этим, они же добавили явку, да еще так, чтобы сами пропорции остались прежними! То есть они не добавляли за Конституцию! Чем больше явка - тем меньше голосов за Конституцию! Скажем, в Карачаево-Черкесии, где была самая высокая явка 70,58%, за Конституцию было всего 28%! То есть по этой теории они пропорционально добавляли голоса за и против Конституции, либо только против Конституции. Другими словами, надо добавить голоса против Конституции для того, чтобы Конституция была принята! Контринтуитивно, но это так. Нам предлагают поверить, что эти люди в республиках, которые справились с куда более простой и понятной задачей фальсификации в пользу Единой России вот так, смогли провернуть такую сложную операцию, которая требовала немалой координации.

Я понимаю, что при принятии Конституции были крайне подозрительные моменты, и я о них еще напишу. Но в сценарий миллионных перетоков голосов, проведенный на таком феноменальном уровне организации федеральных и региональных властей в условиях 1993 г., я просто не могу поверить.

Отсутствие опросов о событиях в Бирюлево

Обратил внимание, что после событий в Бирюлево, ни ФОМ. ни ВЦИОМ, ни Левада-центр не провели ни одного опроса россиян или москвичей об этом событии. Неужели не интересно, что они думают об этом? Или какие-то другие причины того, что они обошли это событие стороной?

Так или иначе, жалко, что об общественном мнении по этому вопросу нам приходится только догадываться.